Рассказ очевидца о том, как проводили время советские автомобилисты. А некоторые – еще и зарабатывали.

Года три назад мы с приятелем разбирали гараж его умершего родственника. Нога потомков в этот бокс на окраине столицы не ступала уже много лет. Выкатили аккуратненький, ухоженный «Москвич» и обнаружили…

Несколько рычагов подвески и пару десятков шаровых опор – новых и поезженных. Советский автолюбитель редко выбрасывал даже бывшие в употреблении детали – вдруг пригодятся. Далее: свежий глушитель, целое ведро (без шуток!) сальников и всяческих прокладок, в том числе страшно дефицитных некогда вкладышей рулевых пальцев «Москвича», а в глубокой смотровой яме – два задних моста и пару рессор в сборе, аккуратно и густо смазанных и, конечно, завернутых в промасленную бумагу.

Гаражная жизнь

Такой вот обширный привет из прошлого: в Союзе был дефицит запчастей, но именно поэтому и появлялись подобные склады. «Москвич» вместе с горой железа и резинок продали молодому любителю ретро. Отчасти – жалко. Ведь ликвидировался своеобразный музей советской гаражной жизни, если угодно – гаражной культуры.

Вдали от жен

Обретение гаража в СССР – семейная радость, почти сравнимая с получением квартиры или дачного участка. Как звучало в картине Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля»: «Мысль, что пять тысяч просто стоят на улице и снабжены колесами…», конечно, вызывала у рядовых автолюбителей и их домочадцев постоянное беспокойство. Ведь на машину долго копили, ее берегли и ездили на ней иногда три поколения.

Считалось за благо иметь гараж даже далеко от дома. Ведь зимой из частников мало кто садился за руль, и автомобиль в это время жил не во дворе под брезентом, а в собственном укрытии. А уж если стоянка находилась поблизости!.. Таким счастливчикам очень и очень многие завидовали.

Гаражная жизнь

Утром в выходные в ворота гаражного кооператива тянулся поток мужчин, отпросившихся из дома ради автомобильных дел. Конечно, советские машины практически всегда давали повод что-то подтянуть, смазать, почистить и подправить. Многие автовладельцы в меру своих сил и квалификации этим и занимались.

Но немало людей, чего греха таить, навещали боксы, скорее, как мужской клуб, который виделся более интересной альтернативой походам с женой по магазинам или, скажем, общением с пылесосом. Отпирались простые навесные или страшно мудреные врезные замки, распахивались ворота, и начиналась гаражная жизнь – живое человеческое общение.

Качество моей мануфактуры

Но были и те, кто использовал гараж в качестве продвинутого автосервиса, а то и маленького автозаводика. Мой приятель, а отчасти и учитель, зарабатывал «простым советским инженером» обычные 130 рублей в месяц и… примерно 600 рублей (зарплата профессора в хорошем НИИ!), трудясь в гараже вечерами допоздна и все выходные. У него с напарником имелся любой, в том числе специальный инструмент, компрессор для работы с окрасочным краскопультом.

Гаражная жизнь

Соорудили даже самодельный стапель! В раме из швеллеров просверлили отверстия – места крепления подвесок, они же – контрольные точки для вытяжки битых кузовов. Тянули их тросами и цепями с помощью кустарных лебедок. Такие гаражные мастера брали в ремонт машины, от которых отказывались официальные сервисы. Делали все: от сварки и окраски до переборки коробок передач и двигателей. Правда, в последнем случае обращались все-таки к знакомым в мастерских для расточки и хонингования блоков цилиндров. 

Со временем мои друзья стали покупать битые машины и превращать их во вполне пригодные к езде, тем более к продаже. Иногда сваривали из двух кузовов один, хитро оформляя все это через своих людей в ГАИ. Гаражный «заводик» выпускал порой по четыре-пять автомобилей в год! Но автосервис при этом работу не прекращал. Однако и такие труженики иногда должны были отдыхать.

Глубина общения

Уже к полудню в гаражах начиналось некое приятельское брожение, особенно усиливающееся к вечеру. Люди шли друг к другу в гости, компании собирались в самых просторных и гостеприимных боксах. На капотах появлялся хлеб, дешевая вареная колбаса. Из подвалов, объединенных со смотровыми ямами, доставали банки с солеными огурцами-помидорами. В ходу еще часто бывал и репчатый лук, который добавлял дружеским встречам особый аромат. Ведь чего уж скрывать: за закуской часто следовало пиво, а затем и водка. Какой мужской клуб без этого? Хотя, справедливости ради, скажу – эту программу меню принимали не все.

А обсуждали всё. От насущных автомобильных проблем – что у кого сломалось и как, где удалось достать дефицитную запчасть – до детей, жен и даже политики. Не говоря уже о футболе.

Гаражная жизнь

Наиболее стойкие члены клуба перемещались в… подземелья. Самые предприимчивые владельцы гаражей расширяли смотровые ямы до немыслимых габаритов, создавая место не только для складов припасенных запчастей и дачных заготовок – картофеля и тех самых консервированных огурцов-помидоров – но и целые комнаты отдыха. Сюда из дома волокли старую, но еще пригодную мебель; рабочую радиотехнику и даже ковры, которые в московских квартирах стали выходить из моды.

Под землей продолжали дискуссии, заключали сделки по продаже или обмену запчастями. Бывало, прямо здесь – на поношенном, но еще живом диване – кто-нибудь засыпал. Но друзья в беде не оставляли. Машины на ночь закатывали туда, куда им положено, простые и хитрые замки на воротах закрывали, и все члены гаражного клуба так или иначе попадали домой. Хорошо, если все они жили близко и могли перемещаться пешком. А кое-кто садился-таки за руль. Чего скрывать: бывало! Но не будем о грустном…

Гаражная жизнь

Всякое случалось. Неуклюжие попытки самостоятельного ремонта, а заодно связанные с этим легкие травмы. Тяжелый, квалифицированный труд, а в результате – огромные по тем временам «нетрудовые доходы». Но была и грубоватая, при этом честная мужская дружба и даже братство, взаимопомощь, да и просто – нормальные человеческие отношения.

P.S. БЛАГОДАРИМ ЗА ФОТО АЛЕКСАНДРА КУЛЬНЕВА И ДЕНИСА ОРЛОВА!

Галерея: Гараж эпохи СССР